Книжная компания Membook



Александр О'Карпов. Том 1

Александр О'Карпов. Том 2

Александр О'Карпов. Том 3


«Александр О'Карпов»
| фрагмент I, II, IIIсодержание I, II, IIIзаказ |

Трёхтомник
«Александр О'Карпов»

Иллюстрации автора

Том I. «Песни и стихи» 184 страницы с илл.
М.: «Memories», 2006. — ISBN 5-903116-15-9

Том II. «Байки и были» 302 страницы с илл.
М.: «Memories», 2006. — ISBN 5-903116-16-7

Том III. «Эссе и архивы» 324 страницы с илл.
М.: «Memories», 2006. — ISBN 5-903116-17-5

Сайт автора – http://karpov.hole.ru


650 р. 964 г.


    Александр Карпов — поэт, автор и исполнитель песен, писатель, композитор, участник Творческой Ассоциации «32-е Августа», лидер и солист ансамбля кельтской музыки «Руадан», переводчик (мюзикл «Чикаго» был поставлен в его переводе). Погиб в октябре 2002 года при террористическом акте в концертном зале «Норд-Оста».

    В первый том вошли интервью, автобиография, песни, стихи и палиндромы.

    Во второй том вошли байки и истории из жизни автора, юмористическая пьеса о студентах, труд «Новые митьки», корпус текстов челекенского периода и пародийная повесть «Конец Властелина».

    В третий том вошли статьи и эссе на тему авторской песни, лингвистики, педагогики и путешествий. Отдельное место занимают Хронология «32-го Августа», письма и гостевая книга с сайта А. Карпова.

Всё издание иллюстрируют многочисленные архивные фотографии, а также рисунки автора.



К изданию
прилагается
CD-диск.

СОДЕРЖАНИЕ CD-ДИСКА

mp3-записи
А. Карпов & И. Белый. Концерт в Казани 12.02.99 (1:37:32)
А. Карпов. «Каррикфергус». Концерт во Владимире 21.02.99 (1:35:01)
А. Карпов. XXIX Грушинский фестиваль, 06.2002 (1:02:45)
А. Карпов. «Дорога в Дублин» (44:02)

Видеофильм
«Александр О’Карпов. Фрагменты интервью и выступлений» (48:06)


Пишет Антон Трофимов:

ОЧАРОВАННЫЙ СТРАННИК

     С Александром Карповым Судьба всегда играла в странные игры. По её странной прихоти Карпов (он очень не любил, когда его называют Сашей — «можно Шурман или просто по фамилии») родился в России, а не в Ирландии. Но он честно пытался обмануть Судьбу: называл себя О’Карповым, пел ирландские песни на английском языке, очень любил ирландское пиво «Гиннес» и вообще всё ирландское. По её же, Судьбы, страшной прихоти Александр Карпов оказался в зале Театрального центра на Дубровке 23 октября 2002 года — почему-то именно в этот день, хотя давно собирался (должен же переводчик либретто мюзикла «Чикаго» посмотреть, что сделали коллеги!) на «Норд-Ост».

     Теперь об Александре Карпове приходится говорить в прошедшем времени. Но тот, кто попытается рассказать о барде, переводчике, поэте, авторе потрясающих лимериков и палиндромов, великолепном рассказчике и артисте Шурике Карпове — или, как его чаще называли друзья, Шурмане О’Карпове — должен будет обходиться настоящим. Потому что его творчество осталось с нами — и иначе быть не могло...

     Лучше всего Шурмана знают, наверное, в кругах КСП-шных и любителей фолка — в первую очередь, ирландского. Если верить интервью (одному из немногих) Карпова, то в авторскую песню его привели однокашники по географическому факультету МГПИ.

     Правда, назвать Карпова «каэспэшником» — это было бы неправильно и обидно для него лично. Он очень не любил тех, для кого авторская песня — не больше чем инструмент для подачи себя, кто, говоря его словами, аббревиатурой КСП «пользуются и списывают на него своё неумение играть, петь или даже настраивать гитару». Шурман — бард. Именно это слово, это самоназвание ему ближе всего — как-никак и само слово кельтское, то бишь ирландское...

     Когда в первый раз слышишь Шурмана О’Карпова — или, если верить афишам, Александра Карпова — на ум приходит только одно: «Так не бывает!» Не бывает, чтобы человек с такой легкостью и таким изяществом пел и про долгую дорогу в Дублин, и про волны белого прибоя за спиною, и про дверь, которая зачеркнута парой досок, и про весну и дурака, и про перелётные поезда — да почти про что угодно! Не бывает, чтобы на совершенно ирландский мотив ложились совершенно русские слова, а в совершенно традиционных «трёх аккордах» (хотя у Шурмана «традиционными» были все тридцать три) слышались совершенно кельтские образы... Не бывает, чтобы с промежутком в три минуты (одна песня) ты то сгибался от хохота, то задумчиво опускал взгляд, то захлебывался белой завистью к чужой, но такой понятной и близкой любви...

     Не бывает — но есть: в карповских песнях. В самом Шурмане. Именно в таком «не бывает, но есть» и живет настоящий творец — гением, как известно, называют поэтов только исследователи и завистники. Сашка творил всё: себя, свою жизнь, своих друзей, свою судьбу — ту, которая наперекор Судьбе. Может быть, кому-то она и казалась неладно скроенной, но она была крепко сшита. Крепко-накрепко — так, что Шурмана нельзя оторвать ни от кого и ни от чего.

     Прежде всего Карпова нельзя отрывать от творческой ассоциации «32-е Августа». Вошедший в неё одним из первых (если не считать четырёх её отцов-основателей и матерей-основательниц), он стал её... нет, не душой — духом.

     Тот, кто хоть раз слышал кого-нибудь из «ассоциантов» — именно так называют себя участники «32-го Августа» — наверняка слышал и Карпова. Даже если не в его собственном исполнении, то из уст других «ассоциантов». Или, как минимум, слышал о нём — не сказать о Шурмане друзья не могли. Образы Карпова, мелодика Карпова, юмор Карпова, вдохновение Карпова — ассоциация была им заражена. И заряжена. Шурман замыкал на себя добрых две трети «ассоциантов». Дуэт Игорь Белый — Александр Карпов, множество пародий на друзей-бардов (и ни одного случая обиды на пародиста, заметьте!), концерты и гастроли — Шурман жил в этом всём и этим всем.

     Пересказывать его песни бессмысленно — их можно только слушать. Пересказывать его стихи не хочется — их надо читать наедине с собой и Карповым. Пересказывать его шутки бесполезно — они почему-то становятся не такими смешными. Но их нужно петь, читать, рассказывать, чтобы всё, что написано и придумано «храбрым ирландцем О’Карповым» (с легкой руки автора этой строчки Игоря Белого и прижился псевдоним Шурмана), по-прежнему вызывало улыбки и слёзы — неважно, от смеха или от грусти....

     С Александром Карповым Судьба всегда играла в странные игры. По ее странной прихоти он родился в России, а не в Ирландии. Но он все-таки сумел переиграть Судьбу — пусть кому-то это и кажется преждевременным уходом. Спустя пять дней после штурма «Норд-Оста» в тесном зале, где собрались все знающие Карпова, прозвучали очень правильные слова: «Ну вот он и нашёл свою дорогу в Дублин...» Послушайте эту песню — в ней очень хорошо слышны его шаги...



ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА ко II тому

      Спешу поприветствовать всех, кто зашёл ко мне в гости!
      Тем, кому до сих пор неизвестна моя личность, попытаюсь вкратце обрисовать собственный портрет.
      Зовут меня Александр Карпов. Часто подписываюсь на ирландский манер О'Карпов, вследствие своей необъяснимой любви к Изумрудному острову, а также всему, что с ним связано. Близкие называют меня просто по фамилии. Самые близкие кличут Шурманом. По жизни занимаюсь тем, что сочиняю и пою песни. Собираю всяческие байки и смешные жизненные наблюдения.
      Принадлежу к бардовскому содружеству — Творческой Ассоциации «32-е Августа». По музыкальным пристрастиям сдвигаюсь в сторону рока и народной музыки.
      Раздел «Байки» большей частью являет собой содержимое моих записных книжек — байки из жизни «32-го Августа», институтские байки, жизненные наблюдения. Смешные случаи из моего опыта торговли зонтиками («Новый Пьер Карден») и швейной фурнитурой («Добрый день, фирма Гамма!»).
      «Где мои баки» — дурашливая пьеса институтских лет, рассказывающая о похождениях четырёх реальных студентов.
      «Новые митьки» — трактат о некоторых митьках второго поколения.
      «Конец властелина» — пародия на Толкина, посвящённая моему другу, барду и создателю моего сайта Игорю Белому. Включает некоторые частные намёки, что, впрочем, практически не мешает стороннему читателю.
      Подраздел «Челекенские тексты» состоит из произведений периода работы англо-русским переводчиком в лагере нефтяников на полуострове Челекен, Туркменистан. Здесь можно отыскать туркменские байки, японско-туркменские хокку и танки о местной действительности.
      Рассказ «Туркменский самовар» повествует о типичном дне переводчика, однако, при его написании не обошлось без ненормативной лексики.
      «Незаконченная летопись», автором второй половины которой я являюсь, представляет собой безумную историю Туркмении в стихах. А так называемый «Настил подъездного пути» вообще не имеет ко мне отношения, и читать его женщинам и детям не рекомендуется.

     Всецело Ваш А. О'Карпов




«Александр О'Карпов» | фрагмент I, II, IIIсодержание I, II, IIIзаказ |




© Книжная компания Membookinfо@membоok.ru
Москва, 2006–2016. Форум для обратной связи

Техническая поддержка: Эрик Брегис bregis.com